Прощай русская традиционная охота

Новости охоты 23.04.2018 в 04:47 140 просмотров 1 комментарий
Дожили!.. Перед самыми выборами президента в нашей огромной, с необозримыми просторами стране практически ликвидировали охоту. Теперь о русской охоте мы только будем читать у Аксакова, Толстого, Тургенева, Некрасова и других русских писателей. Я счастлива, что в свое время вкусила эту незабываемую охоту. А будущее российской традиционной охоты — темно. По старой советской традиции я сошлюсь на цитаты из обращений президента Путина, который всегда подчеркивал, что главное для страны — это благосостояние людей, их самочувствие. В числе базовых ценностей, на которые надо ориентироваться, Путин назвал патриотизм, согласие между народами нашей многонациональной страны, уважение к своей истории, культуре, традициям, к свободам, правам и достоинству человека. У меня складывается представление, что Дума не просто защищает «милых зверюшек», а ведет четко кем-то продуманную войну против российского народа, в том числе против очень уязвимой русской традиционной охоты, которая немыслима без охотничьих собак. И все это делается, чтобы взбаламутить народ. Особенно так называемые защитники животных оживились перед выборами президента. Но сколько вреда приносит такая «защита» животным! А что касается человека, и сказать трудно. Невольно хочется воскликнуть — пожалейте самого человека! Для миллионов россиян охота — это образ жизни. Значительная часть населения нашей страны путем охоты и обязательно с охотничьей собакой добывает себе средства на пропитание, содержание семьи, обучение детей. Конечно, население отдаленных регионов не будет учитывать внесенные поправки в закон об охоте, но сам факт издания этого закона ставит огромную армию охотников в разряд браконьеров, нарушителей закона. Не меньшая, а, может быть, большая часть людей не едут во время отпуска отдыхать за границу или к теплым морям. Они едут на охоту и часто в далекие края. Терпят все бытовые неудобства, но возвращаются обновленные природой, активно отдохнувшие и с мечтой снова поехать на охоту. Думцы не знают и не понимают этого, так пусть и не берутся за клепание законов на эту тему, потому что российские традиционные охоты немыслимы без охотничьих собак. Есть в России весенние охоты без применения охотничьих собак, осенняя охота на рябчика на пищик, глухариные и тетеревиные тока, охота с подсадной уткой, охота на гусей, но все они кратковременны, основные же охоты в России проходят со специализированными охотничьими собаками. И вот, наконец, нам запрещают обучать наших охотничьих собак во внеохотничье время, можно только в период открытой охоты! А когда охотиться? Все время будет потрачено на обучение собаки, и уже эта поправка лишает человека самого процесса охоты. Собака, даже охотничьей породы, не родится охотником. Охоте, охотничьим навыкам собаку надо учить, и всегда охотничьих собак обучали в лучший для этого период. Например, гончих наганивали по весне, чтобы к сезону охоты гончая уже знала азы науки, легавую — после прилета дупеля и до вырастания травы, лайку лучше всего в конце зимы — самом начале весны, когда белки в гнездах выкармливают бельчат, а самцы еще активно бегают. И при всем этом дичи не становилось меньше, так как любой охотник сам заинтересован в ее сбережении. Количество дичи резко уменьшается под влиянием человека — совсем не охотника: вырубание лесов под застройку, осушение заливных лугов и т.п. Охотничью собаку надо тренировать, особенно перед наступлением сезона охоты. Любой спортсмен тренируется в течение круглого года, а не побежит стометровку, встав с дивана. А запрещение бывать с охотничьей собакой в угодьях вне сезона охоты лишает нас охоты в сезон, так как нетренированная собака не может быть полноценно использована. То есть лишает человека его естественной и не у всех угасшей потребности охоты. Лучшие русские писатели XIX–XX веков были охотниками и много страниц своих произведений посвятили описанию процесса охоты. Как же Дума, не разбираясь в вопросе, принимает поправки к закону, разрешив натаску охотничьих собак только в период охоты? Дума одним росчерком пера лишает сотни тысяч охотников традиционной охоты с собакой. Видимо, под влиянием кого-то, желая вызвать неудовольствие народа существующим правлением Россией. Нахождение в угодьях не в период охоты практически не наносит вреда животному населению.Ни один охотник не пойдет в лес в период появления слетков, так как это в первую очередь повредит его охотничьей собаке. Постоянное давление Думы на охотника лишает человека достоинства и свободы, а запрет появления с охотничьей собакой в угодьях вызывает неудовольствие, раздражение охотников и порождает смуту. И вот последний выпад Думы! Она отстаивает бесконтактную тренировку охотничьих собак по диким зверям, что свидетельствует о нарочитом нагнетании недовольства охотников, а их в стране миллионы, и о собственной полной безграмотности. Меня интересует, хотя бы один из думцев, голосовавший за бесконтактную тренировку или притравку охотничьих собак, является охотником, имеющим работающую в поле собаку и оцененную дипломом с испытаний? Я думаю, что нет, иначе бы он не поддержал абсурдного решения. Во всех законах об охоте и поправках к ним присутствует вопиющий непрофессионализм. Как же так получается, что нашей страной руководят непрофессионалы, а в данном случае еще и управляемые так называемыми зелеными с Запада? Неужели уважаемые думцы искренне верят, что если тренировать нюх собаки, как в Италии, на следах, сделанных из искусственной крови или мускуса, она станет охотиться на дичь? Все это можно делать, но это просто зрелищное мероприятие на потеху зрителям. Научить можно многому, например искать наркотики на таможнях. У нас это успешно делают русские охотничьи спаниели, а лучшие розыскные — людей, попавших в завалы, — ретриверы. Но обученные этому охотничьи собаки уже не пригодны для охоты. Охотничья собака, попав в угодья, сразу окунается в массу запахов, в том числе и следов многих животных. И вот, например, гончая должна разобраться во всем разнообразии следов и выбрать один-единственный — след зайца и работать по нему. А лайка, идущая на охоту за белкой, не должна уходить даже по более пахучему следу за кабаном и, наоборот, ни в коем случае не бегать за зайцем. Так что приводимые примеры западной дрессировки собак ни в какой мере не относятся к охотничьим собакам. В цирке и не тому собак обучают, но это не относится к охотничьим. То есть обучение охотничьей собаки намного сложнее, чем составители закона об этом думают. А что такое запрет контактной (со зверем) притравки, принятый Госдумой? Как совершенно справедливо заявил член Совета Федерации В. Лебедев (цитирую по «АиФ» № 4 за 2018 г.) — «самое губительное последствие принятия данного закона — ликвидация российского охотничьего собаководства, поскольку выявление лучших породных качеств у собак происходит при контакте со зверем». А что такое притравка по медведю? На медведя надевают ошейник с цепью, выпускают из клетки и цепляют за трос длиной не менее 40 метров, протянутый на поляне у леса. Медведь бывает очень доволен относительной свободой, бегает, резвится, летом покусывает травку. Лаек приучают идти по следу медведя, чтобы впоследствии они могли найти зверя или подранка, облаивать его, не бояться и пытаться облаиванием его задержать. Работают они в основном без контакта со зверем. За 50 лет работы на тренировках и испытаниях по медведю я ни разу не видела, чтобы лайка укусила медведя. Но за этот же период в тайге медведь задрал трех мне знакомых людей. Двух в Марийской Республике, и лайки, не притравленные по медведю, не помогли им, и одного в Красноярском крае. Даже на фотографии, помещенной в газете («АиФ» № 4 за 2018 г.) видно, что медведь свободно отмахивается от облаивающих его двух лаек и, по-видимому, не испытывает страха. И, как специалист, я была поражена, когда 23 января 2018 года около 9 часов утра я увидела по телевизору депутата Госдумы О. Тимофееву, которая говорила, что у медведя и лисиц перед притравкой выкалывают глаза?! Это было на центральном канале «Россия-1». Как можно верить таким депутатам?! За такую прямую ложь надо подавать в суд, но ведь депутаты — неприкосновенны… Что касается притравки по кабану, то попробуйте сначала найти его за 10 минут. Кабан живет в «курортных» условиях — в вольере площадью 4 гектара естественного леса и постоянной подкормочной площадкой с кормом и водой. И о какой притравке «без контакта» со зверем можно говорить? Тем более что у лаек на притравке по медведю контактов практически не бывает, а по кабану — крайне редко, лишь мимолетное касание. И это подтверждается полевыми дипломами III степени, которые в абсолютном большинстве получают лайки, которые облаивают зверя в продолжение 10 минут без какого-либо касания (см. Правила испытаний). И то, что делают в Норвегии, Швеции, Финляндии, когда норной собаке в норе предлагают облаивать лисицу за стеклом, то это просто шоу на потеху публике. Ни одна норная охотничья собака не будет лаять на стекло. Собака очень умное животное, способное логически мыслить. Она подойдет, ковырнет коготком стекло, убедится, что зверь недоступен, и отойдет. Без контакта со зверем в другой раз собака вообще в нору не пойдет. Можно, конечно, на потеху публике надрессировать собаку, чтобы она лаяла на стекло, но это опять будет шоу, не имеющее никакого отношения к обучению норной собаки. Такой «бесконтактной притравкой» мы прикончим норную охоту, которая процветает у нас в лесостепной и степной полосе, где, в основном, по балкам норятся лисы. И заживут безбедно лисы — корма достаточно, никто не беспокоит, можно спокойно щенков выращивать, а их у лисиц бывает много, и разбредутся они широко. Страна у нас большая, и в ней всегда присутствуют небольшие очаги природных болезней, передаваемых человеку. Уничтожить их практически нельзя. Всегда имеются и небольшие очажки бешенства, поддерживаемые дикими животными, в основном грызунами, ежами. И расширяют диапазон их действия в основном расплодившиеся лисы. Сдерживает бешенство правильная организация системы противодействия при необходимом участии охотника и охотничьих собак. Хочу подчеркнуть, что в природе все взаимосвязано, и природа не терпит непродуманных экспериментов, а охотник с его охотничьей собакой, да еще хорошо поставленной, полностью вписывается в эту природу. Расплодившиеся лисы приведут к перезаражению, а потом и к эпизоотии бешенства. Они начинают часто попадаться на глаза, заходят в поселки, на дачные участки. И тогда объявляется карантин по бешенству. А это значит — уничтожение не только кошек и собак, но и других домашних животных, вплоть до коров и даже кур, так как бешенство — неизлечимая болезнь для всех теплокровных и для человека тоже. И потеха притравки норной собаки через стекло кончится большой бедой или даже катастрофой на большой территории. И опять нам придется ввозить мясо и молоко из-за рубежа. А восстанавливать сельское хозяйство непросто, особенно поголовье скота. Многие селяне все бросят и убегут в города. Удивляет то, что все защитники бросились защищать «подсадных» животных, за которыми следят их владельцы. Они их правильно содержат, кормят, делают своевременно прививки. Владельцы больше всех заинтересованы в здоровье и долгожительстве своих животных, так как они весьма дороги и приносят им доход. А правила содержания этих животных разработаны и официально утверждены еще в прошлом, XX веке, и мы находим их в каждом утвержденном описании проведения испытаний по подсадному зверю. Смешно читать предложения думцев и их ссылки на Запад, где уже давно нет настоящей охоты с собаками, показывающие их полную безграмотность в знании природы и обсуждении российской традиционной охоты. Обращаюсь к статье «Люди и звери», опубликованной в газете «АиФ» № 4 за 2018 год: «Жестоким обращением с животными и развлечением для ВИПов назвали думские депутаты контактную притравку собак на зверя». «Законопроект затрагивает не 99% охотников, а 1% высокопоставленных лиц, которые охотятся ради развлечения», — вторит один из его авторов, зампред Госдумы Ольга Тимофеева. Приведенное выше свидетельствует о полном незнании и непонимании депутатами Госдумы предмета, который они обсуждают. Можно воскликнуть: «Как далеки они от народа!» В частности, как раз ВИПы не бывают на притравочных станциях. Они травят и устраивают собачьи бои за своими высокими заборами. А занимаются обучением своих собак именно те 99% охотников, которые традиционно охотятся в России. Совершенно очевидно, что кто-то сеет смуту в нашей стране, особенно перед выборами президента. Стараются расколоть народ, отторгнуть многомиллионную армию охотников. Но как же глупо показывают себя депутаты Госдумы, голосующие за ахинею, в результате страдает авторитет всего парламента. Единственный, кто в нашей стране имеет право высказывать свои научно-обоснованные мысли и создавать основы для законов об охоте и охотничьем хозяйстве, это ВНИИОЗ — Всероссийский научно-исследовательский институт охоты и звероводства, находящийся в Кирове. Так же, как вопросы об охотничьих общественных организациях, традиционной охоте и охотничьем собаководстве, имеет право высказывать и предлагать решения — это единственная Всероссийская организация Росохотрыболовсоюз, обладающая кадрами высококлассных специалистов. И во всех вопросах об охоте Думе надо базироваться на разработках этих двух Всероссийских организаций, а не показывать свой вопиющий непрофессионализм. Надо запрашивать эти учреждения и принимать или отвергать законы в соответствии с их рекомендациями. Вообще-то нам, охотникам, пора уже объединиться для защиты природы и для своих интересов создать свою партию — Партию охотников России.
Лариса Гибет 19 февраля 2018 в 09:21
1 комментарий
avatar
0
1
Согласен с автором, в думе депутаты придумывают законы во вред всем Россиянам, спрашиваться на благо Кого?
avatar